Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

  • Mood:
  • Music:

псих какой-то там

 Надо сказать, что приведенное выше письмо не отражает и десятой доли моего праведного гнева – дело в том, что я начинала писать его три раза, и к тому времени, как меня окончательно достали мои кривые руки и я перебралась за компьютер, возмущение как-то само собой сдулось. Кстати, если вы думаете, что проще было бы повесить то же самое на сайте уважаемой газеты, вы неправы – таких троллей, как я, там пруд пруди. Сразу же стали бы горой и за уважаемую газету, и за уважаемого журналиста.

(Я лично подозреваю, что комментарии на форуме они вообще пишут себе сами. Может быть, у них даже есть специально оплачиваемые люди, которые сочиняют реплики за «Красотку13», «Доктора» и «Несогласного». Может, это даже один и тот же человек. Клевая работа. Стоит перестать выполнять ее бесплатно)

Допускаю, что в ответ мне предложат побольше интенсивной терапии – между прочим, не помешает. У меня давно уже не было никакой терапии. Во-первых, мне лень, а во-вторых, и в-главных, она не помогает. А та, что помогает хоть чуть-чуть, пожалуй, еще хуже – очень хорошо дает почувствовать разницу между идеальной жизнью из книг по самопомощи и нормальной, настоящей жизнью, которой стоит жить. В пятнадцать лет я где-то полгода занималась самогипнозом – вы помните, что я его не люблю. Это были самые счастливые полгода в моей жизни, потому что эта адская методика почти сразу приносит плоды, особенно если пациент в принципе уже знает, как с самим собой работать. Я, естественно, знала. У меня получилось отпустить происходящее, я нашла несколько идиотских давних проблем у себя в голове, я стала полагаться на интуицию – если хотите, вы можете попробовать, какое-то время это действительно похоже на магию, действительно чувствуешь себя сверхчеловеком, которому Вселенная чем-то обязана лично и поэтому подсовывает самые вкусные кусочки.

А вот потом происходит самое странное. Вам продолжает везти, интуиция по-прежнему вам помогает, но все начинает рушиться. Поскольку вас учат признавать уныние и плохое настроение одной из частей лечения, и вообще абсолютно нормальной повседневной вещью, которую нужно заметить и отпустить, вы далеко не сразу заметите, что все пропало. Что дело было не в плохой расстановке планет или естественных взлетах и падениях, или как еще там это красиво называется, а в том, что магия исчезла. Дальше стараться бесполезно. Бесполезно убеждать себя, что это пройдет, потому что больше такая терапия на вас никогда не подействует. До нее ваше подсознание думало, что у вас все плохо оттого, что вас никто не любит, вы некрасивый, нежеланный и бла-бла-бла. После нее ваше подсознание вообще не знает, что ему думать – оно искренне верит, что вы умный и прекрасный, но лучше от этого ничего не становится. Как будто вы приехали домой после долгого путешествия, вам там целый день все были рады, а потом внезапно, ни с того ни с сего, вы на следующий день стали во всем виноваты и всем надоели. Хотя само путешествие, определенно, было прекрасным; хотя вы остались прекрасным, хотя вы на самом деле верите, что вселенная вас любит и как там дальше по книжке. И почему же меня, такого хорошего и любимого, по-прежнему возит мордой по асфальту? Интересно, правда?

 

Список литературы, который змея приготовила Марселлиному курсу, лично меня в ужас не повергает – я все это читала еще в школе. Тем не менее там почти шестьдесят книг, а мы пока, как идиоты, топчемся на «Красном и черном». Это любимая змеищина книга, поэтому мимо пройти мы просто не можем. Контрольные задания по ней Марселле попались сразу же после нашей поездки, а я в это время плотно общалась с фарфоровым другом, мне пришлось непедагогично пересказать ей краткое содержание фильма. Но, во-первых, больше одного раза по теории вероятности такое не прокатывает, а во-вторых, это как-то слишком просто и не дает возможности почувствовать себя повелителем мира. Я отложила на время «Красное и черное» и попыталась понять, что вообще Марселла осознает из змеиных лекций.

(А, черт, я скучаю за университетом. Когда у меня нет практики, я медленно соображаю и привожу бестолковые примеры)

- И что там дальше с вашим Копперфилдом было? – говорю я, почти удивившись тому, что Марселла в состоянии пересказать конспект.

- Не знаю.

- Тебя не было, что ли?

- Н-нет, она разозлилась.

- Охотно верю. А из-за чего разозлилась?

- Ну, мы не знали, сколько ему лет.

- Кому, Дэвиду?

- Ну да, она сказала, что там это написано, а мы д-дебилы и страна неизвестно зачем пытается сделать из нас людей, а лучше бы вместо этого тестировала на нас продукты вместо ж-животных.

- Ммм, - говорю я, - у нас Диккенса, естественно, еще не было, но старшие курсы доносили, что она любит брать на понт.

- З-зачем?

- Слушай, ты правда заикаешься или прикалываешься? Не было же этого десять минут назад. О, нет, хватит, я поняла по твоей букве П, что все серьезно, можешь больше не повторять. Затем. Затем, чтобы вам хватило нахальства сказать ей, что вы не помните или, что будет точнее, - что там такого не было.

- Так а как я с-с-скажу ей, что там такого не было, если я не знаю, было там т-т-такое или нет?

- Хороший вопрос, - говорю я, - люблю, когда люди сами отвечают на свои вопросы.

И тут внезапно меня берет такая злоба – за все сразу, за то, что у меня ничего не получается, за то, что… короче говоря, за ВСЕ то, что у меня не получается, и я спрашиваю:

- Слушай, на кой черт ты вообще поступила в университет? На кой черт тебе вообще надо было куда-то поступать? Ты же не можешь связать двух слов, ладно там это не твоя вина, но ты же должна это понимать! Неужели ты не понимаешь, что остальным на тебя либо плевать, либо еще больше плевать? Либо, в крайнем случае, им интересно посмотреть, как ты барахтаешься и как ты в конце концов захлебнешься? Не надоело быть посмешищем-то, а? Сиди дома и крути фигурки из бумаги, это все, что нам с тобой остается, потому что мы никому не нужны, потому что где сейчас мои родители? А твои? Где наши друзья, ауууу, друзья, есть вы вообще? Хватит врать уже, правда, мы же чертовы инвалиды, хватит смешить людей. Выкинь этот список литературы в мусорное ведро и бейся головой об стену, будет больше толку. Я вот пойду побьюсь.

Уже к середине спича трезвая часть моей личности, которая лениво наблюдает за тем, как другая часть орет и плюется огнем, решает, что надо пойти налить всем троим валерьянки и завалиться спать, пока Марселла, не дай бог, не сказала мне что-нибудь в ответ. Боюсь, я этого не переживу.

 

Tags: писанина, псих
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments