Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

  • Mood:

псих

- Тебе все-таки стоило бы показаться доктору, - говорит мама. Тон: «мы совершенно не настаиваем, решение принимать тебе» + «если решение нам не очень понравится, мы больше не будем спрашивать твоего согласия».

- Хорошо.

- Хорошо? – озадаченно переспрашивает мама.



- Давай допустим, что я за эти полгода поумнела и экономлю твое и свое время, пропуская гневные речи о правах человека и о том, что лечение никогда и ничего, так почему же вдруг сейчас…

Мама в воодушевлении берет мобильный – разумеется, она уже знает нового доктора, которому нужно звонить.

- А сколько вам предлагали за публикацию? – говорю я.

- Публикацию чего, милая?

- Оооо, - говорю я, - это «милая» - вместо тысячи слов. Я думаю, мне пора собирать вещи.

- А мы хотели, чтобы ты погостила подольше.

ПОГОСТИЛА.

- Значит, я не ошибалась, когда говорила, что у меня нет дома, - черт, разумеется, я сейчас начну орать, - значит, я не всегда преувеличиваю! А давайте представим, что я всегда права, а? Я, а не вы, и не доктор! Я понимаю, что легче быть уверенными в том, что у вас дочь как трещина в стене, подкрашивай-подмалевывай и молись, чтобы все не рухнуло в один прекрасный момент! Зачем мы вообще друг другу нужны? Давайте договоримся уже наконец – я не буду ни от чего лечиться, и я никогда не буду счастливой, и я никогда не буду такой, как вам нужно, поэтому делайте что хотите, но если не можете меня хоть чуть-чуть любить просто так, а не только за хорошие оценки и за таблетки, то лучше просто оставьте меня в покое, хорошо?

Кстати, вы помните, что в припадках хорошего настроения я фантазировала о поездке на море втроем?

А помните, что Марселла живет у моря?

А может, тогда все-таки к врачу?

Я, пожалуй, открою нотариальную контору и буду официально регистрировать всех, кто решил вступать в межличностные отношения с другими людьми. Пусть пишут расписки о том, что никуда не уйдут. Еще я хочу, чтобы на законодательном уровне было разрешено не здороваться с людьми, которые меня бесят. У меня сейчас не очень хорошо с переводом агрессии в рациональное русло.

Я лежу на лужайке в парке и думаю, что пропустила уже два автобуса обратно к Марселле. Великая и прекрасная таблетка успокоительного соблазняет меня. Ну что я, наркоман, что ли? Мне всегда было интересно, как я распознаю ту грань, за которой не буду способна справляться сама.

Где мой предел?

Если не здесь, то где-то близко, наверное. Надо успокоиться, говорю я себе, надо начать задавать себе вопросы, и рано или поздно ответ всплывет сам собой. Ложь. Уже какое-то время, кроме злости и мусора, не всплывает ничего. Зато сны снятся совершенно чудесные. Я смеха ради каждое утро изучаю сонники в Интернете – что бы мне ни приснилось за последние пару недель, значение у него одно: надо тянуться к людям. Мое сознательное желание к кому-нибудь тянуться тоже завалено мусором. Но факт: даже если сегодня ночью мне приснится хор баклажанов, жонглирующий зубными щетками, это будет значить, что я слишком закрытая, что меня ждут перемены и что я, по всей видимости, к ним не готова.

Сон №1. Я бегаю кругами по песчаному холму, на котором время от времени попадаются металлические решетки. По пути встречаются зловещие мужчины – при виде их я резко меняю направление бега. Внизу, под холмом, - море. Но море мне не нужно. Мне нужно найти самое жаркое место в этой пустыне и бегать там.

Сон №2. Я куда-то опаздываю минут на сорок или уже опоздала, но продолжаю, как истинно целеустремленный дебил, подниматься в гору мимо каких-то бесчисленных троллейбусных остановок. Я в зимней куртке и полной зимней амуниции. На улице по-прежнему жара.

Сон №3. Райдер женится не на мне.

Да ну вас на фиг. Между нами и так что-то обрубилось после того, как я уехала. Дура ты этакая, говорит рациональная часть меня, еще бы оно не обрубилось. Дура не дура, говорю я, а так поступают все. Это же так сейчас модно – начать что-нибудь важное и тут же отбежать на безопасное расстояние, чтобы посмотреть, что получилось. И фотографировать. И в блог писать. И встречаться только ради того, чтобы было что написать в статусе. И путешествовать ради того же. Да, говорит мудрое рацио, только где твой статус? Ты-то зачем отбегала?

Затем, что я боюсь, говорю я. Затем, что я как Салли Боулз – уже вижу воображаемых несчастных детей, играющих на замызганной лестнице, пока их мама развлекает нацистов в кабаре. А я, между тем, еще даже не беременна. Хотя нет, если быть конкретнее, я вижу воображаемых других девиц Райдера, которые заполонили вселенную и бесконечно мне звонят, а я сижу в маленьком кабинетике и, как верная секретарша, отвечаю им на вопросы и вношу их в его плотный график.

Ты даже не дала ему шанс, печально говорит рацио.

Я знаю, говорю я – и мне тоже становится очень печально, потому что я понимаю, что это правда. И еще я понимаю, что нам все равно придется поговорить, раз уж я не последняя сволочь.

А если так, то желательно говорить быстрее. Пока критик не догнал и не убил.



Tags: писанина, псих
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments