Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

  • Music:

псих

Марселла учит французский. Я тоже хочу учить французский, но пока я над ней издеваюсь, потому что мне скучно. На каникулах здесь практически никого не осталось, мои родители звонят и проявляют нездоровый интерес к моим оценкам, коридоры пусты. Да, это слегка напоминает любые рождественские каникулы из «Гарри Поттера», но нам, в отличие от него, решительно нечем заняться.

- Это рейс 452? – нерешительно спрашивает Марселла у учебника.

- Кто здесь? – отвечаю я вместо нарисованного на странице недоуменного клерка.

- Да, это рейс 452. Сколько сейчас времени?

- Женщина, оставьте меня в покое, я не разговариваю с незнакомыми.

Я получаю учебником по голове и покорно удаляюсь в интернет. Я уже давно не обновляю свой блог – во всяком случае, мои реальные дневниковые записи теперь туда не попадают. Иногда я вешаю какие-нибудь хорошие песни или просто просматриваю комментарии. Странно, но кто-то это по-прежнему читает, хотя я уже плохо ассоциирую себя с тем, о чем тогда писала. Как будто это была не я.

«Ты такая талантливая и замечательная! Обязательно продолжай писать, у тебя очень хорошая фантазия! Такое впечатление, что это все происходило на самом деле. Райдер передает тебе привет!

Чертова Люси Стил»

(Вы же понимаете, что в целях конфиденциальности я вынуждена была заменить ее имя и фамилию совершенно вымышленными и ни на что не намекающими.)

- Слушай, ну какие макароны должны быть в голове у человека, который подписывает свой комментарий как заявление, а? – говорю я, видя, что Марселла отложила учебник и смотрит на него как на врага.

- Т-такие, как у меня сейчас, я вообще ничего не понимаю.

- Тебе и не надо сейчас ничего понимать, у тебя каникулы.

- Я хотела заняться чем-то полезным, - печально говорит Марселла.

- Вот, а пару лет назад ты ела конфеты и писала в розовый дневничок.

- Т-т-твоя заслуги перед человечеством очевидны. Т-только ты же не на меня сейчас злишься, верно?

- Естественно, - говорю я. – У меня хорошая фантазия. У меня такая хорошая фантазия. Я надеюсь, она медленно читает, иначе она бы уже стояла над моей кроватью с топором.

- А ты не хочешь удалить то, что писала… о вас?

- Еще чего.

Я пинаю ноутбук с такой силой, что он почти что падает с кровати.

- Тем более что ничего не было, - говорю я. – Что она может узнать оттуда, кроме того, что мы друг другу говорили? Я могу, конечно, повыделываться и сказать, что не хочу афишировать свою личную жизнь, но я не могу писать о том, чем на самом деле нет, понимаешь?

- Подожди, – говорит Марселла. – А тайная связь?

- Какая тайная связь, - отвечаю я, - откуда. У меня? Понимаешь, это все книжки, это все мои дурацкие книжки. Я думала, что если смоделирую какое-то подобие счастливого конца, какой-то идиотский, неправдоподобный заказ Вселенной, то меня кто-нибудь услышит. Или я просто хотела успокоить женскую аудиторию. Или себя. Я не знаю. У нас никогда ничего не было. Я спросила, стоит ли мне ехать. Он сказал, что стоит. Какой смысл был что-то начинать… тем более, что никто и не предлагал что-то начинать, куда уж тут. И потом, что бы мы делали сейчас, плакали друг другу в трубку? Если мы не можем быть вместе, когда сидим в метре друг от друга, то зачем издеваться над собой и придумывать какой-то взаимный дебилизм через всю страну? Такие вещи не работают, никогда, ни для кого, и мне просто надо смириться с этим. Только я хочу, чтобы меня оставила в покое эта чертова Люси Стил, я не могу ее ни видеть, ни слышать.

- Слушай, - говорит Марселла решительно, - я позвоню ему и скажу, чтобы она перестала к тебе лезть, а ты перестанешь себя мучить, хорошо?

Я, кажется, воспитала маленького борца за права угнетенных.

- Не надо, - слабо говорю я, потому что у меня почти что сел голос. – Может, я еще над ней как-нибудь поиздеваюсь. И не смотри на меня так, я не собираюсь разводить ее на деньги.

Телефон пискнул – пришел какой-то новый комментарий.

«Вы сейчас оскорбили автора.

Любопытный аноним»

- Занятно, если это не Райдер, - говорю я про себя. Я не придумала, что мне отвечать Люси Стил, потому что я стараюсь больше не врать, а посылать ее к чертям только из-за того, что она глупый дружелюбный щеночек, ниже моего достоинства. (Ох уж это мое достоинство). Поэтому я многозначительно молчу – у меня же мог сломаться интернет. Или уведомления перестали приходить. Или, черт возьми, я просто не хочу отвечать ей.

Правда, что ответить анониму – я тоже не знаю. Будем молча дожидаться потенциальной драки.

В конце концов, мне еще только восемнадцать. Почему, спрашивается, я уже должна озаботиться поисками пары? Я всегда плохо понимаю, как можно абстрактно хотеть замуж, хотеть влюбиться просто так. Если подумать, даже самые добрые сказки вбивают нам какие-то идиотские стереотипы, которые на самом деле – всего лишь одна из версий правды. И если мозгом мы додумываемся до того, что жизнь разная, а норма для всего в ней подвижная, то подсознание этого не слышит, потому что там сидит критик, которому постоянно подкидывают вкусненькое.

- Что ты пишешь? – любопытно спрашивает Марселла, почти успевшая заглянуть мне через плечо. Я подпрыгиваю на кровати и успеваю швырнуть блокнот в другой угол комнаты.

- Сопливые бабские романы, - говорю я.

- Разумная реакция, - говорит Марселла.

Честно, я пытаюсь разобраться в себе доступными мне методами и не могу. Я даже докторам никогда не говорила о том, что меня на самом деле беспокоит, поэтому мне казалось, что будет проще писать – это необязательно кому-то показывать и вообще можно уничтожить, если понадобится.

Между прочим, в этом часть проблемы – я не хочу оставлять следов. Поэтому я не пишу в старый блог. Он теперь меня смущает, как какой-то неприлично ведущий себя родственник. Да, я знаю, что смогу читать его через несколько лет и вполне трезво оценивать свои поступки, не содрогаясь внутренне от каждого слова. Но это только через несколько лет.

Мне просто в целом нормально, но я хочу, чтобы было еще лучше. Я не хочу, чтобы то там, то сям выскакивали мысли о Райдере и Люси Стил – я даже практически перестала сидеть в интернете из-за этих двоих. (Стоит послать им открытку с благодарностью за то, что я теперь больше читаю.) Это бывает очень неприятно – как будто во все вещи насыпали битого стекла, на которое ты натыкаешься в самый неожиданный момент.

Я думала об этом все каникулы, пока у меня не начал закипать мозг. Потом мне как-то само собой пришло в голову, что я свободна, и это хорошо. И что я в любом случае не могу ничего предсказывать, и это тоже в определенной степени хорошо. Никто не обязывает меня с ними дружить, никто не обязывает меня стремительно влюбиться в кого-нибудь еще. Никто не заставляет меня разлюбить Райдера. (Последняя мысль заставила меня понять, что это уже почти произошло.) Я знаю, что я тяжело справляюсь с такими вещами и что, скорее всего, это пройдет нескоро – но меня по-прежнему никто не торопит, кроме меня самой. По всем вышеперечисленным причинам в первую ночь перед началом второго семестра я спала как убитая, даже без снов, и мне было хорошо.

Через два дня я влюбилась.

Tags: писанина, псих
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments