Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

Жизнь почти что вошла в колею – начиналась мерзкая прохладная осень, дома и на занятиях все было как обычно. Она вернулась домой в воскресенье, сегодня был четверг, и единственным неудобством оставалось то, что очень хотелось спать. Стекло в ее комнате давно поменяли, но ночами она сидела по-турецки на диване в гостиной и очень внимательно  следила, чтобы глаза не закрывались дольше, чем на секунду. В университете знакомые очень удивлялись, когда видели ее с синяками вокруг глаз и банкой энергетика.
Становилось понятно, что долго она так не протянет.
С другой стороны, теперь ей начинало казаться, что она постоянно одной ногой там. Тело уже существовало отдельно от нее, это было понятно. Тело сидело на лекциях, тело приваливалось к стене, тело обессилено падало на стул или диван, и с телом было уже очень тяжело договориться.
Ночью в четверг она лежала в гостиной на полу, подложив три книги под голову. Она не думала, что это по-прежнему будет важно, когда и если она вернется, но за эти четыре дня они увиделись ровно четыре раза. Иногда даже удавалось поговорить, но в основном, несмотря на сравнительно понятную расстановку сил, она не знала, что ей делать, и тяжелые паузы продолжали преследовать ее – в момент общения она не могла говорить, а потом думать.
Сейчас, однако, ей казалось, что стоит хотя бы попрощаться – на случай, если. В конце концов, после всего, что она видела, было трудно отделаться от привычки действовать так, как будто в любую секунду можно оказаться посреди океана или в поезде дальнего следования – без билета. (Из первой ситуации, как показал опыт, выбраться было проще, чем из второй).
- Интересно, - сказала она потолку, - что я должна написать? Ты увидишь меня завтра, а я тебя через несколько тысяч лет, и я просто решила тебе об этом сообщить?
(Нужно было признать, что последний год она именно так себя и чувствовала каждый раз, когда приходилось что-то писать.)
Она побродила немного по комнате, думая, что бы она взяла с собой, если бы можно было что-то брать. Было стыдно, что она пока не успела соскучиться по родителям и думала совершенно не о том. Посмотрев в зеркало, например, она отметила, что больше не была юной. Когда родители, смеясь, говорили, что у нее по-прежнему детское личико, она возмущалась, но теперь, когда его не стало, она поняла, что раньше они были правы. Куда-то делись округлые щеки, зато выделились скулы, наметились синяки под глазами, а сами глаза перестали блестеть. Белая ночная рубашка делала ее еще бледнее – за прошедшие годы она очень редко заставала солнце. Впервые в жизни ее тело догнало ее настоящий возраст, но легкость, с которой она перешагивала из времени во время, делала эту цифру ненужной.
В доме было тихо, и она сначала вернулась к стопке книг, но потом, подумав, аккуратно расставила их по местам и поднялась к себе в комнату. Там было прохладно и пахло свежим постельным бельем. Она быстро переоделась и оказалась под одеялом, но сон не шел, а сомнений было все больше, и определить, победит тело или сила воли, было тяжело.
Скоро, однако, она провалилась в сон с телефоном в руке сразу после того, как отправила сообщение – не засыпать и ждать ответа, видимо, было страшнее.




 Ассистент номер четыре проснулся от телефонного звонка, подскочил как ошпаренный, плохо понимая, кто он и где он находится. Осознав, что его собеседник не пьян и сильно напуган, он какое-то время метался по квартире, выполняя инструкции, и уже через десять минут сидел в такси с двумя зимними куртками в обнимку. Очень нехорошее предчувствие посетило его еще на первом этаже, хотя у него не было никаких оснований думать, что что-то пойдет не так – что-то УЖЕ пошло не так, если двоим полудуркам хватило ума странствовать в ночи неизвестно где.
Лифт был выключен, но ассистент номер четыре даже не понял, как ноги принесли его на тринадцатый этаж  - трясущимися руками он открыл дверь, ожидая, что оттуда дохнет холодным ветром, и увидел кладовку. Он нетерпеливо потряс головой – в конце концов, может быть, он еще не проснулся – захлопнул дверь и открыл ее еще раз. Полки, резиновые перчатки, тряпки, швабра, два ведра.
Через сорок минут все ассистенты были на месте, и никто не знал, что делать.
В частности, никто не знал, что делать, когда снова позвонит второй ассистент.


Tags: magic room, писанина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments