Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

продолжение

предыдущие три:

http://puta-flaca-mala.livejournal.com/313999.html
http://puta-flaca-mala.livejournal.com/315759.html
http://puta-flaca-mala.livejournal.com/318197.html

и да, теперь я знаю, что называется все это "почти дома".


Монтаж в этот раз получился странный. Она шла через долину, полную тумана. То там, то здесь из пелены появлялись деревья и стремительно исчезали. Она не торопилась, потому что на этот раз переживать было нечего – все было и так сравнительно понятно. Она давно научилась добывать пищу и устраиваться на ночлег, не имея денег, но и не прилагая дополнительных усилий. Для этого нужно было всего лишь хорошо запоминать населенные пункты – к ее удивлению, как бы непохожи внешне они ни были, устройство у них было примерно одинаковое, как в не самой высокобюджетной компьютерной игре. Более того, со временем она стала догадываться, что если очень постараться, из любого места можно вернуться домой. В городе (в любом городе) было проще всего – нужно было найти книжный магазин вне зависимости от того, где он был. Так или иначе, от книжного магазина было три квартала до ее дома, который каждый раз выглядел слегка по-другому.
На открытой местности было сложнее, и добраться иногда элементарно не хватало времени – пока она бежала через лес или плыла, чаще всего успевал случиться очередной большой взрыв, после которого искать нужно было заново. Она, однако, еще ни разу не просыпалась. Ей просто было нужно убедиться, что дом на месте, что он будет на месте всегда, вне зависимости от того, откуда и как долго она будет идти. Будить себя, спящую в доме, пока не было необходимости. На самом деле она бы рекомендовала этот вид туризма, если бы могла с уверенностью объяснить, как это все работает. Пока она знала только одно: если сосредоточиться, здесь можно было найти все, что угодно.
Кроме дома, полезно было еще искать воду. Вода ее всегда успокаивала, даже если плюхнуться туда приходилось прямо в одежде. Она выплывала на берег довольная, почти бодрая, и как-то раз, когда она прыгала на одной ножке, пытаясь вытрясти воду из уха (уши всегда были ее слабым местом, а болеть здесь не хотелось совершенно), что-то негромко плюхнулось на песок и пискнуло. Сначала она решила, что ей за пазуху попала рыба, а потом, не веря своим глазам, подняла из мокрого песка телефон.
На сообщение пришел ответ. Она не то чтобы забыла, что написала его, прежде чем уснуть – просто все это было одинаково дико. Серое море, из которого она только что вынырнула, молочно-белое небо, песок цвета горчицы, телефон, переживший пожары и купания почти во всех водоемах вселенной. Это, пожалуй, был первый раз, когда на нее свалилось ощущение совершенно другой, незнакомой жизни, к которой можно было относиться как ко сну или игре до определенного момента, а теперь она наступила.

В этой местности у нее был один знакомый, который жил прямо посреди равнины. Там у него был шатер, и она иногда приходила к нему поговорить. Он не то сам путешествовал тем же образом, что и она, не то не раз встречал таких путешественников, поэтому он ее всегда понимал.
- Просто когда я дома, как-то тяжело делать вид, что ничего не было, - пожаловалась она. – У меня в голове, получается, гораздо больше, чем у всех, кого я знаю. Вместе взятых. Я как Вавилонская библиотека, если сравнить. Очень много знаний… и очень мало знаний о том, о чем на самом деле эти знания…
- А что, разве это плохо?
- Не знаю, - сказала она. – Голова трещит. Я все время как в тумане. Вот как здесь. Честно говоря, это утомляет.
- Хм, - сказал пожилой мужчина. – Когда я был в твоем возрасте, я думал о женщине, чтобы в голове прояснилось. У тебя есть на примете кто-нибудь?
- Женщина?
- Да кто угодно. Не корчи рожицы, видно же, что есть.
- Есть, - сказала она беспомощно. – Но какая разница? Это же даже не отношения на расстоянии, это… черт-те на чем отношения. Пока он мне сообщение набирает, я уже два раза чуть не утонула и в джунглях прожила несколько лет. С каким-то племенем.
- Ты ошибаешься, - сказал мужчина. – Ты думаешь, что время идет в одну сторону, и пытаешься установить для себя хронологический порядок событий. Ты же даже понятия не имеешь, например, если стоишь и ждешь поезда, что этот поезд поломался и опоздает на час, или что пятнадцать минут назад в него сел человек, который украдет у тебя деньги. Какая разница, что происходит, если ты все равно не имеешь возможности знать об этом заранее? Почему здесь тебя слабо волнует, что я могу хлопнуть в ладоши, и ты отправишься в космос, но чужие пять минут интересуют тебя в подробностях?
- Как я уже говорила, у меня трещит голова, - без всякой надежды что-либо понять сказала она.
- Вот и перестань забивать ее чем попало. Любое событие становится важным только тогда, когда оно происходит. Важным лично для тебя оно становится только тогда, когда происходит лично с тобой. Еще вопросы есть?

«Ты уже спишь?» - мигнул экран телефона. Это был единственный за много часов огонек в темноте. Она сидела под деревом, глядя на черные очертания города вдалеке, и глаза у нее слипались, но нужно было ответить.
«почти. Здесь ужасно сонная погода, я сплю как убитая по полдня»
Она чувствовала себя так далеко, что не была уверена, что он ей зачем-нибудь нужен.
Дома из-за него она заставляла себя ходить на занятия, вести себя прилично, прилично выглядеть, но здесь все это было некстати.
Когда я тут, я могу его обнять?
Нет.
А там?
И там не могу.
А найти кого-нибудь здесь?
Ну… да, но строить прогнозы, тем более долгосрочные…
А для чего тебе, в сущности, долгосрочные прогнозы? Берешь первого попавшегося, и…
Я люблю этого, сказал кто-то очень сердитый у нее в голове. Если после каждой мелкой трудности я буду брать первого попавшегося, то кому все это вообще нужно?
Вот с этого надо было и начинать.
Глупо было не воспользоваться моментом и не пострадать о несчастной любви сквозь время и преграды,  ночуя на равнине с замечательным высоким небом и миллионом колючих звезд. Звезды сияли так, что у нее начали болеть глаза. В обычной жизни такого не случалось даже в самую ясную летнюю ночь.
Подумав, она пробежалась до шатра и заглянула внутрь. Ее друг задумчиво грыз карандаш в центре шатра, окруженный горами беспорядочно разбросанной бумаги. Он, правда, всегда утверждал, что в расположении бумаги есть смысл.
- Я прощаюсь, - сказала она. – Надо домой.
- Я так и думал, - последовал ответ. – Самое время. Лучше всего идти домой тогда, когда действительно хочется.
- Думаю, я не успею очень соскучиться, - сказала она насмешливо, зная, что по его меркам она может вернуться и через пятнадцать минут.

По счастливому совпадению ждать удобной местности для возвращения домой ей пришлось всего десять лет, и следующим же номером она оказалась почти дома (но не совсем, разумеется). Она несколько раз делала здесь распечатки в перерывах между занятиями, но никогда не поднималась выше второго этажа.
Судя по виду из окна, спускаться нужно было долго, но лифт она не нашла, поэтому толкнула первую попавшуюся дверь в надежде выйти к лестнице. За дверью, разинув рты, стояли молодые люди в белых рубашках и разной степени лохматости. Один из молодых людей прижимал к уху телефон.
Tags: magic room, писанина, почти дома
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments