Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

почти дома

1 2 3 4 5 6 7
Кажется, самым тяжелым будет подняться, а дальше все пойдет само собой, но стоять было еще хуже. Было темно, и она изо всех сил пыталась найти основание лестницы, чтобы ухватиться за него, но получалось плохо. Ощущение пустоты под руками было омерзительным, потому что каждый раз был как будто вот-вот упадешь. Падать еще раз ей не хотелось – тело не болело так с тех самых пор, как она попала в этот идиотский многослойный мир, который состоял непонятно из чего, непонятно как смыкал свои части. Она себя чувствовала примерно так же. Казалось, что части тела больше не согласуются между собой, не подчиняются волевым усилиям.
«Может, лучше будет просто рассыпаться и не собираться, - печально подумала она, когда лестница в очередной раз оказалась не там, где положено. - Может, тогда вообще мои кусочки будут путешествовать по отдельности. Каждый в своем режиме. И пусть себе. Потому что все равно я не дома, и я ужасно устала от этого всего. Вполне могу себе позволить отправить туловище и конечности в свободное плавание. Если хотя бы моя левая рука каким-то образом доберется до дома, буду счастлива».
О том, где черти носили четвертого ассистента, она предпочитала не думать. Хватило и того, что он продемонстрировал ей принцип работы лестницы, забыв это хоть как-то прокомментировать, и она спускалась, как дура, еще минут десять, вместо того чтобы тоже разжать руки и упасть. Упала она, мягко говоря, неудачно. Вокруг была бетонная коробка, а напротив лестницы коридор, по которому, по всей видимости, надо было идти. Коридор кончался развилкой, путь направо и путь налево – тоже. Они выглядели идентично. Она выругалась и медленно пошла налево.
Прошло много времени, и она, естественно, очутилась на старом месте – у лестницы.
Желание как можно быстрее попасть домой стало невыносимым. Не просто на свежий воздух. Не в безопасное место. Не в красивое место. Не в место, в котором она еще ни разу не была. Домой. И чтобы дома было столько окон, дверей и этажей, сколько и при ее рождении.
Она села, прислонившись спиной к лестнице. Нужно было решить, что ей делать дальше. Если она встретит четвертого ассистента, нужно будет бить его до тех пор, пока он не отдаст ей мануал к своей игре. Дальше пусть выбирается как хочет. Она почему-то была уверена теперь, что все происходящее с ней было экспериментом, запланированным в том самом офисе – черт знает, может, они и дверь эту разработали. Может, они разработали вообще всю ее реальность, и ее саму в том числе – сделали из нее принцессу, которая обречена путешествовать из замка в замок, пока не…
Выстрел прозвучал в тишине так внезапно и так громко, что ей показалось, что теперь она действительно рассыпалась на кусочки. Она застыла, не зная, попытаться ей снова вскарабкаться на лестницу или бежать (куда?) – и в итоге очень осторожно, держась за холодную и шершавую стену, двинулась по коридору, чтобы попробовать свернуть направо.
После первой же развилки, посреди узкого прохода, она нашла четвертого ассистента. Он сидел, прислонившись спиной к стене (точно так же, как и она несколько минут назад), и был совсем белый. Рядом с ним на полу корчилось что-то страшное – она смогла разглядеть клыки и несколько человеческих рук, соединенных в подобие звезды. Еще чуть дальше лежал пистолет. Колено у четвертого ассистента было все в крови.
Она молча села напротив, думая, что ее вот-вот стошнит.
- Я просто кое-что вспомнил, - с усилием сказал он. Ей пришлось тоже сделать усилие – чтобы ничего не отвечать. Ничего цензурного в голову ей не приходило.
Одна из рук существа на полу внезапно сделала движение в ее сторону. Она заорала и подскочила бы, если бы четвертый ассистент не удержал ее.
- Я думала, ты в эту дрянь стрелял.
- А, - сказал он, и в его голосе снова стали проступать ненавистные ей нотки беспечности, - это не дрянь. Это мой компаньон.
- Замечательно, - сказала она устало, - почему твой компаньон выглядит как дрянь?
Он поколебался.
- Потому что эта часть игры – survival horror.
- Понятно, - сказала она, уже не в состоянии сдерживать слезы. Понятно было следующее: а) все было или по крайней мере выглядело очень плохо; б) не стоило связываться с четвертым ассистентом, как бы преданно он ни смотрел; в) теперь уже думать об этом было поздно, потому что ни в одной известной ей истории сильные девушки не бросали людей умирать.
Особенно…
- Неважно, - вырвалось у нее. – Давай теперь по порядку – насколько тебе плохо, куда ты стрелял и что нам дальше делать.
- Я ничего, - сказал он. С его бледностью это сочеталось плохо. – Стрелял в вампира. На этом участке он всего один. Я… в общем, я раньше тебя поэтому и прыгнул, я не помнил точно, где его здесь искать. Не хотелось потом вместе нарваться.
- А с ногой что?
- Падал же.
Она вздохнула.
- Выход далеко? Я смогу тебя туда дотащить, если что?
- Меня не надо тащить, - сказал он, аккуратно подтягивая здоровую ногу к себе и пытаясь подняться. – Хуже другое. Это незаконченный участок, то есть…
- А, - сказала она сердито, - выхода нет. Я должна была догадаться. У тебя патроны еще остались или все уже?
- Остались, но…
Она схватила пистолет, крепко обняла четвертого ассистента, приставила дуло к его спине и выстрелила.

Ассистент номер четыре смотрел на звезды, дыша как паровоз, а она сидела под деревом и думала о том, куда мог деться ее друг. Она заглянула в шатер, но впервые за все время, что она его знала, его не было внутри. Зато свитков стало в несколько раз больше.
- Знаешь, - сказала она, - я здесь уже была три или четыре раза, и мне всегда было жалко, что все это некому показать. Когда путешествуешь одна, от этого толку никакого – рассказывать потом долго, половина не поверит, второй половине фотографии на фейсбуке подавай.
- Замечательно, - выдохнул ассистент номер четыре, который, кажется, ее не слушал. – Ты не хочешь посмотреть?
Она усмехнулась.
- Нет. Пользуйся, все твое.
Это был очень, очень неподходящий момент, но обстановка сделала свое дело, и ей пришло в голову, что в прошлый раз она писала здесь сообщение на землю и что с тех пор ей оттуда никто не отвечал. Мысль болезненно ударилась обо что-то внутри, но ненадолго. Она даже не слишком жалела о том, что тут с ней четвертый ассистент – по крайней мере, она была не одна.
Когда она вынырнула из мыслей, оказалось, что он пишет кому-то сообщение, с глупой улыбкой глядя то в телефон, то на небо. Почему-то смотреть на это было неприятно, особенно учитывая то, что…
«Жалко, что тебя сейчас здесь нет», - булькнуло в кармане.
Ее улыбка стала не менее глупой, и, поколебавшись, она ответила: «И мне».
В отдалении шатер резко вспыхнул, став красным и оранжевым на фоне ночной синевы, как будто его подожгли, и в это самое мгновение с шумом включился дождь.
- Видимо, это приглашение, - на бегу сообщил четвертый ассистент.

- Чем вы занимаетесь? – вежливо спросил четвертый ассистент.
- А как ты думаешь? – Тот сегодня был не в настроении. – Кем я, по-твоему, могу быть, если у меня здесь много свежего воздуха и бумаги? И мало назойливых зрителей, которые не только смотрят, но и мешают своими вопросами?
Четвертый ассистент по своему обыкновению не обиделся, но и расспрашивать дальше не стал. Вместо этого он начал разглядывать один из свитков на столе, не решаясь, однако, взять его в руки. «Принципы, правила и ограничения», - гласил свиток.
1. Чем быстрее движешься, тем быстрее куда-нибудь попадешь.
2. Как только движение начато, возвращение назад перестает быть возможным.
3. Таким образом, с началом движения достигается состояние «почти дома».
- Ты говорила, что он пожилой, - негромко сказал четвертый ассистент, отвлекшись от свитка. Она пожала плечами. Это действительно оказалось преувеличением – но, в конце концов, у ее друга был хриплый голос, и раньше он любил носить капюшон и сидеть сгорбившись. Все это делало его похожим на мудрого старика. Сейчас он был простоволос и в черном халате со странным поясом, напоминая не то пирата, не то самурая. Свитки и карта на столе добавляли еще и сходство с полководцем.
Ей даже не хотелось начинать разговор, потому что здесь внезапно оказалось уютно. Шатер был небольшой, особенно для троих, дождь барабанил по стенкам как ненормальный, и почему-то от этого было спокойно. Дождь давал разрешение больше никуда не торопиться.
- И сколько времени прошло? – спросила она насмешливо. Хозяин шатра махнул рукой.
- Я не считал. Вы здесь все меняете с такой скоростью, что я не успеваю следить.
- А откуда вы знаете, что все меняется, если… если сидите на одном и том же месте?
Хозяин шатра больше не казался сердитым, но что-то явно продолжало его беспокоить. Вместо ответа четвертому ассистенту он выключил дождь. Затем включил снова. После этого волшебным образом изменился цвет шатра.
- Это все просто так не случается, - с усмешкой сказал он. – И просто так на одном месте никто не сидит. Я не вижу вокруг себя ничего лучше этого.
Он пощелкал пальцами снова, и шатер стал синим в колючую белую звездочку.
- У меня нет слов, - сказал четвертый ассистент, нащупал выход и исчез.
- Мы не будем его ждать, - подала голос она из глубины шатра. – Особенно если он обнаружил какой-нибудь новый уровень своей недоделанной игры.
- Как у тебя дела? – поинтересовался хозяин.
- Неплохо, - сказала она, - здесь, по крайней мере. А так как обычно. Я ничего не понимаю. Я не смогла вернуться домой, время и пространство ведут себя по-другому… Я хуже всего понимаю, почему мы видим то, что видим. Почему мы теперь в его компьютерной игре, например.
- Вы не в игре. Вы там, где хотите оказаться больше всего, когда ваша обычная жизнь перестает вам нравиться.
- Восхитительно. Но при чем тут я, если я хочу домой? Почему я еще не там?
- Хорошо, - сказал он насмешливо, - как все работает лично для тебя?
- Сначала все переключалось бесконтрольно – пока я не начала делать что-то осмысленное. Потом я поняла, как здесь перемещаться, и теперь бесконтрольные попадания бывают гораздо реже и уже не так болезненно чувствуются.
- А еще?
Она задумалась.
- Еще я могу не есть, не пить и не спать, если хорошо на это настроюсь. Кстати, а ты ешь?
- Нет, - будничным тоном сказал он, - зачем?
В шатер просунул голову четвертый ассистент.
- Это все здорово, - вежливо сказал он, - но мы ищем двоих придурков. Я больше чем уверен, что без них мы теперь обратно не попадем. К те… к вам такие не приходили? Ну или хотя бы один?
- Нет, разумеется.
- Почему «разумеется»?
- Потому что я их не ждал. Вместо них мог быть кто угодно.
- Воспользуюсь твоей любимой фразой – «я ничего не понимаю», - сказал четвертый ассистент, обращаясь к ней, и его голова снова исчезла.
- Серьезно, - сказала она, - что нам с ними делать? Мы можем так очень долго перебирать мир за миром и разминуться десять тысяч раз.
- Ищите их. Ничего более очевидного мне в голову не приходит. Ищите и тащите домой. Может, конечно, статься, что они уже здесь укоренились и уходить не захотят, что, в общем, будет понятно…
Она перехватила его взгляд. Кажется, он понимал, о чем говорит. Она чувствовала себя немного виноватой перед четвертым ассистентом, хотя это и не она была с ним невежливой.
- Милая, - сказал он, - главное – не стоит тратить время на выяснение того, как все работает. Пока оно работает, и на том спасибо. А с временем всегда понятно меньше всего. И если ты хотела мудрый совет, то ты не очень по адресу. Я настолько мало понимаю, что мне это даже нравится.
Она все-таки не удержалась.
- У меня два вопроса, пока мы еще здесь.
- Спрашивай, - сказал он.
- Ты все это придумал?
- Как тебе сказать. Ни да, ни нет. То, что этот мир работает сам по себе – факт, то, что он существовал до меня, тебя и твоего бестолкового друга – факт, но то, что я о нем знаю, правда лишь потому, что пока это ничем не опровергнуто.
- Поэтому…
- Поэтому я придумал только то, что здесь написано, не больше и не меньше.
Она вздохнула.
- А второй вопрос?
Она постучала пальцем по свитку рядом с цифрой 1.
- Я тебя больше нигде не вижу. Сколько бы я ни возвращалась, ты все время здесь, что позволяет предположить две вещи – либо ты уже видел все, что хотел, либо ты решил, что не хочешь больше ничего видеть, кроме этого… я знаю, кажется, разницы нет, но… я права?
Он кивнул, и ей показалось, что он улыбается.
- И что, тебе совсем не хочется домой?
Он накрыл своей рукой ее руку, все еще лежавшую на свитке, и аккуратно передвинул так, что ее палец указывал теперь на цифру 3.
- Но это же глупо, - сказала она печально.
- Главное, что ты это понимаешь.
- Тогда у меня будет еще одна просьба.
- М?
- Нет, даже две. Если из всего этого ничего не получится, если все потеряются и не захотят назад… можно я буду жить здесь?
- Тебе здесь не понравится.
- Посмотрим, - сказала она уклончиво. – Тогда можно я заберу тебя с собой? Хотя бы ненадолго? Я так часто забываю, что мне надо делать, что у меня просто не хватает сил.
- Я не могу, - мягко сказал он.
Она внимательно посмотрела на него, понимая, что он еще моложе, чем ей казалось. Он был темноволос, темноглаз, похож на испанца и, пожалуй, чуть младше ее отца.
- В конце концов, я не для того тебя ждал, чтобы ты так и осталась здесь.
- Ты не меня ждал, я думаю, - сказала она. – Откуда ты мог знать?
- Ты просто появилась, когда была нужнее всего.
- Очень романтично, - сказала она растерянно. – И кто я тогда?
- Зависит от того, что ты сама об этом думаешь, - ответил он. – Я не хочу казаться загадочным старцем, но здесь все просто – подумай, кто я такой, и догадаешься, кто ты. Подумай, почему до тебя ничего не менялось. Подумай, что делают люди, которых ты встречаешь. Не только я. Еще как минимум двое. Что с нами всеми происходит?
Она закрыла глаза на мгновение, и все вдруг стало ясно.
- Только я бы не использовал то слово, которое тебе пришло на ум.
- Хорошо, - сказала она, и ей очень захотелось заплакать. – Надеюсь, ваши корабли не будут разбиваться о скалы.
Tags: писанина, почти дома
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments