Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

  • Mood:
  • Music:

почти дома

1 2 3 4 5 6 7 8
Я лежал в лесу и смотрел на множество черных веток, и на колючий маленький кружок неба, который было за ними видно. Рядом ухали совы, а в отдалении выло что-то, не похожее на волка или любое другое известное мне существо, способное выть.
Эту землю я исходил вдоль и поперек.
Я так и не нашел второго ассистента. Не знаю, есть ли смысл теперь его так называть, потому что все мы больше никому не ассистируем - и работа, и наш офис, и наши старые диваны, и чужие недомытые чашки из-под кофе на полу (а если повезет, то все-таки на столе) кажутся сном. Сон - не то слово. Это все было как хороший фильм, который постепенно выветривается из памяти. Все хуже и хуже помню, о чем он был.
Когда-то давно было и холодно, и голодно, и очень хотелось помыться где-нибудь, кроме ближайшего водоема, но со временем (сколько?) я перестал видеть в своих отражениях что-то экстраординарно ужасное. Возможно, я умер, потому что нельзя столько времени не есть. Я умер и мертвым бродил по лесу, и мой обычный маршрут напоминал не то знак бесконечности, не то песочные часы. Я не встречал других людей, но если бы встретил, спросил бы у них, на что я теперь похож, потому что кто знает, правду ли показывают зеркала. Кроме того, я никогда не думал, что в моей старой жизни внезапно откроется какая-то романтическая прелесть, заключающаяся в тех самых диванах и чашках, которых почему-то именно теперь, в этот самый момент стало не хватать до боли в груди. Я не особенно все это любил, пока был дома, и я знал, что сейчас у меня просто происходит ломка, но ломка - это каждый раз невыносимо, даже если знать, что она наступит и что рано или поздно ты заставишь ее уйти.
За это время мысли мои постепенно свелись к одной-единственной идее, точнее, к одному воспоминанию - как я стоял на пороге комнаты, в которую так и не вошел. Я бы мог, наверное, сейчас быть с этой девушкой. Она была как обещание. Глупо было пытаться исполнить это обещание в другом мире, на другой стартовой позиции. Если бы не одна, я бы так и смотрел по вечерам за дверь - и бог с ней, с кошкой, кошек в мире миллионы. И миллионы лет до того, как я, может, быть, перестану существовать. И миллионы лет с тех пор, как я начал.
Нужно было, видимо, оставить что-то после себя, хотя бы записку для того, кто, может быть, войдет через ту дверь или другую - или для того, кто уже живет здесь - хотя я не знаю, как при всей бесконечности миров другого человека может занести именно сюда. Мне, разумеется, было нечем писать, поэтому я на всякий случай заучивал свой монолог наизусть - кто я, как меня зовут, что у меня была за работа, как я сюда попал и как меня здесь не стало. Да, скорее всего, я повторял это ради себя самого, потому что вместо надежды на чужое появление у меня внутри была сплошная унылая пустота, которой от воспоминаний и логики становилось одинаково нехорошо.
Не могу сказать, что я не расстроился, когда среди ночи что-то схватило меня за ногу и потащило, но я точно не был удивлен. Меня долго тащили по веткам и камням, потом вниз по холму, и только у дороги стало светло настолько, чтобы я понял - это здесь меня пытались убить. Я решил снова закрыть глаза. Несомненно было, что четвертый рано или поздно меня найдет. Я мог бы извиниться перед ним, наверное. Не затем, чтобы он меня не трогал - это уже не имеет никакого значения. Я, пожалуй, буду даже ему благодарен.
Я пытаюсь что-то вспомнить напоследок и не могу. Жизнь отказывается проноситься перед глазами, и я не могу зацепиться ни за один факт, ни за одну мелочь, ни за одно воспоминание - в голове только белый шум.
- Ну ты даешь, - говорит второй ассистент. Я открываю один глаз, думая, что время предсмертных галлюцинаций все-таки настало. На втором ассистенте спортивные штаны, белая рубашка, косуха, шапка с ушами и большие хипстерские очки. Что-то из этого у него точно было раньше, не помню, что. Еще, если меня не подводят глаза, у него теперь дреды.
- Откуда у тебя это все? - слабо говорю я.
- Путешествовал, - с ужасом говорит он. - Что тут еще делать? Куда ты делся вообще? Две недели в лесу лежал?
- Какие две недели?
- Я зарядил телефон! - восклицает второй ассистент. - Сегодня ровно две недели, как мы здесь. Здесь, конечно, адская фигня какая-то со временем творится, но я стараюсь держаться в старых рамках. В отличие от некоторых.
Чувства стали обваливаться внезапно - я понял, что я грязный, липкий и хочу снять с себя скальп. Еще очень захотелось есть.
- Вообще это интересно, - сказал второй ассистент в пятнадцатый раз, когда мы уже были в таверне. Я понятия не имел, как мы сюда попали снова и почему с нас никто не требует денег за прошлый раз. Я, правда, по-прежнему чувствовал себя неважно - казалось, что на меня все смотрят.
- Я знаю, - виновато сказал я.
- Ты не пошел искать меня, ты не пошел искать кого-нибудь еще, ты не пошел искать, я не знаю - выход какой-нибудь?
- Какой здесь может быть выход?
- Не знаю, - сказал второй ассистент, - а какая разница-то? Можно же было с пользой время провести. Я пока сам ничего умного не придумал, но по крайней мере фотографий много.
- Хочешь сказать, ты где-то уже успел побывать?
- Пфф, конечно.
- А как?
Второй ассистент замялся.
- Чувак, я не знаю, как тебе это объяснить. Я просто думаю, что неплохо было бы попасть туда-то, то-то посмотреть, то-то сделать...
- И что, всегда получается?
- Когда как, - сказал он.
- А дома ты уже был?
У него стало какое-то странное лицо, и он сказал:
- Не знаю. Мне кажется, что... все уже. Надо забыть и заниматься... ну, в общем, тем, чем здесь можно заниматься. Не думая про все это.
- Мы здесь, по-твоему, навсегда? - спросил я, не зная, почему от его ответа внезапно стало так много зависеть.
- Пойдем уже, - сказал он. - Светлеет. Надо бы куда-то попасть до восьми.
Tags: писанина, почти дома
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments