Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

почти дома

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10


- Значит, так, - сказала она, удаляясь с одним из свитков к колоннам. - Нам нужны логичные способы возвращения этих двоих.
- Можно их убить, - сказал четвертый. - Это всегда сильно действует на читателя.
- Найди их сначала, умник, - сказал писатель.
- Ну, для этого мне как минимум нужно знать, что за историю ты собирался делать.
- Не твое дело, - сообщил писатель. - Я уже пробовал делиться с тобой планами, и вечно ты тормозишь меня на полпути. Еще и с ней явился. Скоро, наверное, вообще будешь первым приходить.
- Если будешь продолжать себя так вести, то буду приходить первым, - кротко ответил четвертый. - Лучше совсем не писать, чем заниматься вот этим.
Писатель молчал.
- Я боюсь себе представить, сколько их еще здесь у тебя бегает.
- Нисколько, - мрачно сказал писатель.
- Да ладно. Если здесь есть остаток моей компьютерной игры, которую ты мне, как и все остальное, начал сочинять, чтобы потом бросить... а сколько людей ты бросал? И где они все? И не стоит ли им сообщить, что ты ничего с ними делать не будешь, потому что ты умеешь только начинать?
- Это вообще не помогает, если что, - рявкнула она издалека и в десятый раз поправила волосы, которые ветер бесконечно выдувал из-за ее уха. Теперь было холодно, а еще недавно холодно не было. В крайнем случае можно найти или выдумать какой-нибудь шарф подлиннее и связать им четвертого. Или выдумать скотч и заклеить ему рот.
- Хорошо, - по-прежнему смиренно сказал четвертый, переживая из-за отсутствия плана. - Но я должен знать - в случае чего я могу нажать на курок?
- Без моего разрешения - нет, - послышалось с другого конца площадки. Черт, теперь мне тоже интересно, по каким закоулкам здесь нужно бродить, чтобы найти еще людей.
Что хотят найти те, кто заходит в незнакомую дверь определенно магического сорта?
- Ребята, - сказал четвертый, - ну давайте смотреть правде в глаза. Ничего не получится. Когда вы в последний раз до чего-то додумывались?
- С твоей помощью точно ни разу, - сообщил ее друг, и на ответ ему в этот раз потребовалось чуть больше времени, чем обычно.
Они устали, это было несомненно. День здесь не сменялся ночью, и изнеможение наступило резко, не по часам. Ее друг все больше скрывался в шатре, она заставляла себя не спать, пока не придумает хоть что-нибудь, а хорошо, кажется, было только четвертому.
- Мы тут уже три недели, - констатировал он. – Маловато шансов, что они найдут нас сами, а вы им что-то совершенно не помогаете.
- Ты здесь тоже зачем-то сидишь.
- А ты можешь идти, - добавил четвертый, не поворачивая головы.
- С чего вдруг?
- Тебе же это не нужно.
- Слушай, - сказала она, стараясь не вскипеть, - я, кажется, не просила у тебя ни совета, ни разрешения делать что-то или нет.
- Просила, - все так же в сторону ответил четвертый, - только не у меня, это факт.
- Ах вот оно что.
Было бы очень удобно, если бы он и дальше не оборачивался, потому что она могла поспорить, что покраснела до корней волос.
- Действительно, - сказала она дрожащим голосом, - почему бы мне не уйти. Это же не вы просили меня о помощи. Это же не ты за мной бежал и уговаривал взять тебя с собой, причем я до сих пор понятия не имею, зачем.
Она сердито заткнула одно ухо пальцем и пощелкала ручкой. Для любовной истории нужны были еще герои, поэтому такой вариант отваливался сразу (настроения на слэш у нее не было). Для фэнтези нужно было срочно изобрести объект поисков. Для экзистенциальных бесед был слишком хороший и разветвленный старт ("и вообще, я не Беккет", - сердито подумала она). Можно было продолжать работать над отношениями в паре, как бы двусмысленно это ни звучало. Там, где один хочет назад, а другой нет... а третий не знает, есть ли вообще путь назад...
Ее хватило всего минут на двадцать. Было несколько идей (не блестящих), но и это уже немало на фоне...
И да, действительно, можно было их убить. Она могла бы выдумать для этого оправдание, но совершенно не хотела. Еще не хватало сдаваться на милость четвертого, которому вообще не следовало здесь быть.
Минуточку.
Она отшвырнула бумагу и ручку, и кто-то выстрелил.
Пистолета не было в руке четвертого. Пистолета вообще нигде не было. Ее друга тоже. Зато в шатре была записка, придавленная камнем.
Может, уже и вправду хватит.
Прощайте.
И прости.
- Что ты ему сказал?
- Правду, - ответил четвертый, тяжело дыша. Она что было силы толкнула его в плечо.
- И как я каждый раз на это покупаюсь. Ты являешься такой милый. Тебе всенепременно нужно идти со мной. В этот раз ты даже хорошенький, умный, собаку свою любишь. Как не повестись. Ты хоть что-нибудь мне дал довести до конца?
- У тебя своя работа, у меня своя, - сказал четвертый. Он был совсем бледный. - Я никогда не говорил, что мне это нравится.
- Ты мог бы хоть раз, ХОТЬ РАЗ дождаться конечного результата, а вместо этого рубишь все на корню. Почему, черт возьми, ты не являешься графоманам?
- Ты тоже к ним не приходишь, в этом-то все и дело. Ты вообще бы хоть раз пришла вовремя, когда тебя ждут, а не тогда, когда уже хочешь повеситься от бессилия... или, может, когда хочешь застрелиться? Может, ты вообще этого только и ждешь?
У нее потемнело в глазах, и она ударила четвертого снова. Они сцепились. Он был сильнее, она изобретательнее, и ни один не играл в поддавки. Еще она помнила про пистолет - трудно было предугадать, дойдет ли до этого, но
- Аааа, - выдохнула она, - и ты еще что-то говорил о том, что пистолет тебе только ДЛЯ (она скорчилась от боли) самозащиты! Но это же ложь, так? Ты убил бы их, убил бы непременно, еще и с моей помощью, потому что ты не видишь в них смысла, и чем дольше я держала тебя - ей удалось хорошенько оттолкнуть его и не споткнуться о камни - тем дольше они были живы, так?
- Им. Совершенно. Незачем. Существовать. У вас было достаточно времени - у вас всегда достаточно времени - и вы его тратите БОГ ЗНАЕТ НА ЧТО, на "ах, я недостоин", на "ах, я не смогу"... или делайте... или НЕТ... потому что иначе это все пусто, как...
- ...ну конечно, это же не ты своей железной логикой отравляешь все живое - будешь, тут достоин, когда такие, как ты, зудят над ухом постоянно, что так не бывает, и эдак тоже, и это плохо, и то не как в жизни, ненавижу, НЕ-НА-ВИ-ЖУ, я себе боюсь только представить, что ты делаешь с теми, о ком он так и не написал, убиваешь, да?
Он остановился, и ее рука наконец попала куда следовало.
- Лучше бы я их убивал, - сказал он (глаз у него был совсем красный). - Поверь мне, уж лучше бы я их убивал. Лучше бы я. Лучше бы убивал. Ты никогда не видела, что с ними становится, когда вы оба о них забываете.
- Расскажи мне, - язвительно сказала она, чувствуя, однако, и на себе часть вины. Как она могла быть виновата? Ее командировали. На ней точно так же экспериментировали, и ей могло не хватить фантазии или ресурсов, чтобы...
Ей показалось, что все вокруг сделало одновременный выдох, сжалось, утратило цвет и так и осталось. Это больше не была пустота, в которой вот-вот могло что-нибудь появиться. Это была пустота, в которой все пропало.
Она сделала два шага по камням вниз, начиная понимать, что момент становится все более и более знакомым, и успела только свернуться колобком и закрыть голову руками, когда все действительно начало рушиться. Она не видела четвертого; она все же подумала о нем инстинктивно, но мысль мелькнула и выключилась, потому что все остальное выключилось тоже.
Tags: писанина, почти дома
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments