Cat (puta_flaca_mala) wrote,
Cat
puta_flaca_mala

вот тут сделался микрорассказ (младший брат вот этого и этого, наверное).

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ВАРИАНТ
Конечно, я ходила к врачам, и никто не знает, что со мной. Врач из ближайшей больницы уже считает, что кто-то решил подшутить над ним, поэтому с одной и той же медицинской картой все время приходят разные люди. Когда я указала ему на то, сколько времени и сил ушло бы на поиски девушек приблизительно одного возраста, роста и телосложения, он от меня отмахнулся.  К счастью, у меня было достаточно фотографий «до», по которым я с относительной точностью могла смоделировать себе лицо, но точность была именно что относительная. Мне никак не давались надбровные дуги (я выглядела то слишком нахмуренной, то слишком удивленной), с щеками нужно было быть крайне осторожной, потому что каждая лишняя вмятина отдаляла меня от меня, а хуже всего было то, что на это могли уходить часы. Еще я быстро привыкла спать на спине, потому что сон на боку означал гораздо больше работы над лицом с утра (о том, чтобы уткнуться в подушку, я даже не говорю). Я могла вглядываться в зеркало до того, что любое мое лицо выглядело чужим – это был случайный набор пятен, линий или точек, из которых ни одна не отзывалась у меня внутри.
Я никогда не была красивой. Кто-то из знакомых даже произнес вслух фразу «это твой шанс», после чего мне захотелось вцепиться ему в волосы. Я спокойно жила со своим старым обыкновенным лицом, которое благополучно миновали косметические изыски, увеличения и уменьшения – я ничего в этом не понимала. Честно говоря, я себя тоже иногда ненавидела, как и все люди, но слишком трусила, чтобы что-то изменить. Зато недавно, когда я вылепила что-то новое, мне пришлось в прямом смысле убегать от полиции – меня остановили в ночном клубе, попросив предъявить документы, а я ни капли не была похожа на свои документы. Меня почему-то впервые покоробила необходимость делать лицо на публике, хотя к тому времени я уже научилась вслепую, без зеркала, лепить более или менее адекватную версию себя старой. Сейчас ничего не успокаивает меня так, как эта уютная, привычная, ничем не выдающаяся старая маска.
Между прочим, это случилось именно в ночном клубе – дома все было как обычно, лицо как лицо, не больше и не меньше косметики, чем обычно, никакой странной еды, никаких запрещенных веществ. Я как будто сейчас иду в туалет по вибрирующему от музыки полу, мою руки, зачем-то трогаю щеку. (Это моя необъяснимая привычка с детства – каждый раз трогать себя, смотрясь в зеркало, как будто в один прекрасный и ужасный момент я окажусь ненастоящей). Что-то не так. Я трогаю щеку еще раз. Она как пластилин – плоть застывает там, где ее оставила моя рука, и получается вмятина. Чтобы убедиться, что это все мне только кажется, я крепко прижимаю пальцы к нижней челюсти и с силой веду вверх, точно как рекомендуют массажисты на видео. Я похожа на жертву домашнего насилия из социальной рекламы, где удар, нанесенный по лицу, показывают в сильно замедленной съемке. Я могу заострить нос. Я могу свернуть его набок. Я могу сделать глаза как у героев аниме. Я могу закрыть глаза совершенно – так, что они не откроются, если я с усилием не отодвину веки пальцами. Следующие несколько минут я тщетно пытаюсь вернуть все как было, зажмуриться и открыть глаза, чтобы все стало как прежде, ущипнуть себя, закричать, но кричать не получается, потому что крик из глотки не выходит. Я не могу вспомнить, как я выгляжу, но лицо в зеркале чужое, совсем чужое, и я не знаю, что с этим делать.
Мне очень быстро пришлось съехать от соседки по квартире, которой однажды приспичило вытереть горчицу с моей щеки – да, это я ее успокаивала потом, а не она меня, хотя меня трясло всю ночь. Оказавшись в одиночестве, я составила список всех ситуаций, в которых другие люди могут зачем-либо прикоснуться к моему лицу. Естественно, со временем их оказалось гораздо больше, чем я могла себе представить – люди вообще не понимают, что такое личные границы. Я не заводила никаких отношений (представьте: вас целуют, а рот остается набок; хотят потрепать по щеке, а получают спецэффект из фильма об автомобильной катастрофе. О сексе я молчу. ) Если нужно ехать к родным, я обычно занята. Если все-таки еду, то не могу ни с кем целоваться из-за простуды (помните рот набок? Кому это нужно?) Я терпеливо выслушиваю различные интерпретации своего лица – то оно слишком недовольное, то я злоупотребляю косметикой, то ботоксом, то похудела, то поправилась. В какой-то мере утешает то, что они на самом деле даже не смотрят на меня. Будь со мной все нормально, они говорили бы то же самое – просто потому что они могут.
Мама, между прочим, всегда говорила, чтобы я не трогала лицо лишний раз.
Tags: bullshit, писанина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments