?

Log in

 
 
03 February 2017 @ 08:56 pm
 
а это вам (и мне) мой привет из 2009 года, когда я уже писала странные мелочи, но еще не совсем понимала, как.

миф
Прошлой ночью Уна Лорен была найдена мертвой в своей квартире. Предварительная версия случившегося - самоубийство.
Она потерла лоб, перечитала, потом стала нервно гладить рукой колено, обтянутое блестящей тканью. Ночью. Мертвой. Самоубийство. Кто-то точно сошел с ума.
- Этого не может быть, - вполне осмысленно сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь. На всякий случай она пробежала глазами текст еще раз, и на ее лице появилась нервная и как будто виноватая улыбка. Голова адски болела уже несколько дней, и иногда было трудно отличать правду ото лжи.
- Не может быть, - повторила она, и взгляд ее сам собой оторвался от экрана и скользнул ниже, по полированному светлому столу, дальше - по темно-розовому шелковому халату.
Этого уж точно не могло быть.
У нее в квартире никогда не было такого стола, а такого халата в соответствии с ее вкусом не должно было быть в природе.

Пять месяцев назад она не знала, куда себя деть - писать не получалось, голова была пустая, как ведро, подвешенное на веревку и раскачивающееся от ветра. Она завела себе  блог. Там тоже было скучно, и она чувствовала себя чужой.
Однажды она пыталась написать пост, дело тянулось медленно, получались бессмысленные словесные курганы. Почему я не мастер? - думала она, вытирая слезы. Почему бог не наградил меня талантом? По чести говоря, бог вложил в ее голову массу первосортных банальностей - таланту уже просто негде было бы втиснуться.
Она поплакала, и вдруг все пошло как будто само собой, легко и быстро. Ей в голову пришло описать съемки фильма, сюжет о которых она видела недавно. В этой рецензии было не меньше штампов, чем обычно, но почему-то работа давалась с меньшим трудом. Некоторое время спустя она отерла глаза и стала перечитывать текст, машинально отмечая, что и так хорошо, а что следовало поправить. Дважды глаза ее наткнулись на какую-то строчку, она не придала этому значения - пока в третий раз до нее не дошел смысл написанного ею:
В съемках картины приняла участие и молодая актриса Уна Лорен.
Она не знала никакой Уны Лорен. Более того, в фильме не было актрис с похожим именем. Откуда это сейчас взялось в ее голове, она не знала, но почему-то решила не исправлять эту фразу и отправила запись в дневник.
Наутро кто-то из комментировавших запись спросил, кто такая Уна Лорен, к нему присоединились еще двое или трое. Она напряглась. Не станешь же им объяснять, что это имя само, как рыба из океана,  выбросилось из ее сознания. Она немного поморщила лоб, потом открыла комментарий и начала писать, что Уна - начинающая актриса, которая только пробует свои силы в кино, она снималась в паре сериалов на телевидении, но это были только пилотные версии, поэтому вряд ли… и. т. д. и т. п.
Подумав немного, она приложила к тексту свою любимую фотографию.

С тех пор это стало похоже на болезнь. Два-три раза в час она проверяла, нет ли новых комментариев к ее записям, в которых она вдохновенно выдумывала Уну Лорен и ее биографию, повседневную жизнь, привычки, вкусы. Ее мало волновала неясность в ее личных отношениях с «молодой актрисой» - на первый взгляд могло быть непонятно, откуда ей известно такое количество подробностей, однако та горячая уверенность, с которой она излагала факты из жизни своей героини, никаких сомнений не оставляла.
Она не знала ни одного иностранного языка - Уна щебетала на трех. Она была единственной дочерью в семье - у Уны оказалось полно братьев и сестер, которых необходимо было содержать. Она испытывала отвращение к животным - Уна любила кошек и собак не меньше, а то и больше, чем людей.
Жизнь обрела смысл. Теперь она отходила от компьютера только ради того, чтобы поспать три-четыре часа, все остальное время было отдано служению Уне. Дважды или трижды, когда к ней заезжали по каким-то делам подруги, они приходили в ужас от кавардака, творившегося в квартире. Она швыряла в одну и ту же кастрюлю макароны два раза в день, чтобы вывалить их на любую подвернувшуюся под руку грязную тарелку. У нее были красные глаза; в бесконечном ожидании новых писем она стала, как дошкольница, грызть ногти.

Прошло около двух месяцев, и кто-то из интернет-друзей предложил ей открыть сайт Уны. Она не колебалась. Она записывала на диктофон обрывки интервью, разные мысли, казавшиеся ей очень умными; она приводила высказывания известных людей, либо вырванные из контекста, либо ни к кому конкретно не относящиеся. Сайт играл всеми красками, она была горда и довольна собой. Это был обман, который невозможно было раскрыть. Фильм «с участием» Уны еще не вышел - она исправно сообщала все новости со съемочной площадки, активно приправляя их сплетнями о реально существующих знаменитостях.
Парадоксально, но к тому времени она наладила и свой собственный быт - навела порядок дома, совершила вояжи в парикмахерскую и салон красоты. Нельзя сказать, чтобы из нее сделали красавицу - скорее подогнали под штамп вроде тех, которыми полна была ее голова. Все это помогало ей чувствовать себя в реальности то ли менеджером, то ли пресс-секретарем Уны, хотя она не знала, существуют ли такие профессии и так ли они называются.
Деньги на существование ей приносили крошечные статьи то в одном, то в другом журнале, от которых не требовалось быть хорошо написанными. Она надеялась, что каким-то образом сможет и там заявить об Уне. Ее мозг уже плохо отличал поддельное и действительное - она совсем забыла о том, как и когда в голову ей пришла эта ненормальная мысль. Кроме того, опьяняло и само ощущение - как, я могу дурачить такое количество людей? Заставить их думать моими мыслями и верить моей верой?

Неизвестно, сколько могло бы продолжаться сумасшествие маленькой девушки, если бы не одно прекрасное весеннее утро - то самое, когда она за чашкой утреннего кофе увидела в ленте новостей сообщение о трагической гибели Уны Лорен.
Она поставила чашку, долго потирала лоб, потом увеличила фотографию - на ковре лежала девушка в розовом халате, лица ее видно не было, голова была залита кровью. Она силилась разглядеть хоть что-нибудь существенное, чтобы понять, каким образом эта выдуманная ею актриса пустилась в собственное плавание, да еще и с таким концом.
- Детка, - сказал кто-то рядом в тот самый момент, когда она обнаружила на себе чей-то шелковый халат. Она обернулась. В комнате - чужой комнате - был незнакомый человек. Сама она по-прежнему сидела за столом светлого дерева, на котором стоял ноутбук; стена напротив была заклеена рекламными постерами фильмов - она пыталась различить названия, но не могла, ничего из этого она не видела.  За дверью что-то постоянно вспыхивало и грохотало.
- Уна, дорогая, - снова сказал человек.
- Мне надо одеться, - сказала она, не глядя на него. Она только что увидела себя в зеркале, висевшем справа на стене - это была она, верно, но с совсем другой прической, изумленно выгнутыми бровями, трагическими стрелками на веках.
- Мы обязательно узнаем, кто пустил этот нелепый слух, а сейчас пора, - говорил человек; он еще что-то говорил, но она не могла слушать.
- Уна, - окликнул он ее в третий раз, и она ответила:
- Да, я слышу.
 
 
nobody: it tastes like ashescurrent_book on February 3rd, 2017 07:03 pm (UTC)
прямо физическое ощущение расщепления от этого, очень круто
Catputa_flaca_mala on February 3rd, 2017 07:30 pm (UTC)

мерси :)

The Fox: Пляжmy_darling_fox on February 4th, 2017 04:39 am (UTC)
Крутой рассказ!
Cat: winonaputa_flaca_mala on February 4th, 2017 12:24 pm (UTC)
спасибо:)
notnatashanotnatasha on February 4th, 2017 05:43 pm (UTC)
Очуметь!
Такая тонкая грань между сумасшествием и переходом из реальности в реальность.
И финал, я так понимаю, очень сильно зависит от того, во что верит сам читатель.
Но рассказ сделан совершенно здорово и мастерски.
(это я тебе говорю как человек, который по долгу службы весь январь читал разнообразные рассказы - всего около 80 штук получилось).
Cat: норинputa_flaca_mala on February 4th, 2017 06:11 pm (UTC)
спасибо 8)

*здесь должно быть обязательное нытье на тему "онегин, я тогда моложе и лучше качеством была", но я постараюсь воздержаться*